Исаак Беккер: «Врач должен служить»   

Исаак Беккер, главный врач Набережночелнинского ПНД

В декабре 2018 года Набережночелнинскому психоневрологическому диспансеру исполнилось 45 лет. Сегодня, по утверждению специалистов, ПНД автограда – одно из лучших учреждений этого профиля в нашей республике.

 

Хороший повод через призму этих лет поговорить о делах и заботах передового медицинского учреждения, которое последние 11 лет является филиалом ГАУЗ «Республиканская клиническая психиатрическая больница имени академика В.М. Бехтерева». Возглавляет Челнинский ПНД вот уже 34 года врач-психиатр высшей квалификационной категории, заслуженный врач Республики Татарстан, почетный гражданин города Набережные Челны Исаак Беккер.

На интервью Исаак Михайлович откликнулся сразу, как не раздумывая обозначил и тему разговора: «Давайте интерес ко мне определим не по тому, что я вот такой-сякой, а по тому, что мне удалось и не удалось сделать». На том и порешили.

 

Исаак Михайлович, 45 лет в биографии диспансера – целая эпоха. Наверное, хорошо помните, как она начиналась?

– Под ПНД в 1973 году было отданы здания старой ЦРБ в Комсомольском районе города. Некоторые из них были настолько ветхими, что имелось даже специальное постановление, запрещающее их эксплуатацию. В таких условиях и работали первые годы. А сегодня диспансер располагает собственными помещениями в здании Медгородка в Набережных Челнах. Скажу больше – впервые за 45 лет существования были выделены 28 миллионов рублей на ремонт, и сегодня в обновленных кабинетах созданы великолепные условия для работы персонала поликлиники диспансера.

Как составная часть единой психиатрической службы республики, мы оказываем современную специализированную психиатрическую помощь жителям нашего города и десяти прилегающих районов.

В чем она конкретно заключается?

– Я бы выделил несколько главных составляющих нашей работы. Во-первых, это диспансерное, то есть регулярное, наблюдение за определенной категорией душевнобольных граждан. Во-вторых, оказание необходимой консультативной помощи при любых психических расстройствах в случае обращения граждан. И третья составляющая – профилактическая деятельность по предупреждению общественно опасных действий людьми с психическими заболеваниями. Сюда относятся судебно-психиатрическая экспертиза, принудительное лечение в стационаре общего типа и амбулаторное принудительное наблюдение и лечение.

Исходя из этих задач строится и вся структура диспансера?

– Да, прежде всего это так называемые стационарзамещающие технологии на 160 мест. Сюда входят дневной и ночной стационары, стационар первого психотического эпизода и стационар на дому. Имеется круглосуточный стационар на 205 коек, а также поликлиника, где оказывается амбулаторная помощь. Всего в стационаре трудятся 19 квалифицированных врачей и около 140 средних и младших медицинских работников. Штат врачей укомплектован персоналом примерно на 40 %. Врачей, к великому сожалению, не хватает всему отечественному здравоохранению. Но, как бы то ни было, ответственности никто не снимает – весь объем существующих работ мы выполняем, используя все формы помощи в современной психиатрии. Еще в 2001 году мы организовали кабинет профилактики общественно опасных действий, с 2006 года функционирует ночной стационар и стационар первого эпизода. В течение последних 28 лет самостоятельно проводим амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. Это очень важно для силовых структур, потому что раньше они возили подследственных в Казань. У нас традиционно было меньше, чем положено, коек на десять тысяч населения, примерно в два с половиной раза. В силу острой необходимости этот дефицит покрывался за счет новых форм обслуживания, в частности, стационарзамещающих технологий. Стараемся также сделать интересной работу врачей и персонала. Четверть века функционирует «Школа молодого психиатра».

– В одном из интервью Вы образно сказали, что в каждой челнинской девятиэтажке обязательно есть три-четыре ваших пациента…

– С начала 70-х годов, когда началось строительство КАМАЗа, в нашем быстрорастущем городе шло такое же быстрое накопление душевнобольных. Этот процесс продолжался около трех десятков лет. И все же в последние десять лет нам удалось стабилизировать эту ситуацию и уравнять ее с республиканскими и казанскими показателями. Сегодня у нас официально находится под наблюдением около десяти с половиной тысяч человек. Примерно столько же проживает в городе без наблюдения в связи со стигматизацией психиатрической помощи. Стигматизация, грубо говоря, – это навешивание на больного ярлыка «псих» со всеми вытекающими последствиями. Это очень большая социальная проблема, которая обросла мифами и стереотипами, и во многом благодаря СМИ и псевдонаучному невежеству.

Посещение психиатра для человека с российским менталитетом – все еще чрезвычайное мероприятие. Захотите ли вы получить помощь даже при малейшем психическом расстройстве, зная, что вас введут в специфическую базу данных, после чего могут возникнуть проблемы при трудоустройстве, вступлении в брак, оформлении каких-либо документов?

Именно поэтому сегодня в Набережных Челнах без наблюдения, а значит без оказания помощи, остаются более десяти тысяч недовыявленных пациентов – душевнобольных людей или больных с пограничными психическими расстройствами.

Изменились ли поводы, вызывающие психическую патологию?

– Практически не изменились. Для пограничных больных, как мы их называем, больных с личностной патологией, неврозами, реактивными состояниями и так далее перечень поводов был и остается примерно одинаковым: неблагополучие в семье, разрывы с близкими людьми, их смерть, неудачи на работе… Это перечень заболеваний, который всегда создается окружающим фоном. А эндогенные душевные заболевания, которые обусловлены внутренними факторами человека, имеют постоянную стабильную заболеваемость, болезненность и выявляемость.

– Как Вы оцениваете ситуацию с психиатрической помощью в стране?

– Она находится в перманентно текущем кризисе. Реформой привнесено много лишних трудностей! Лозунг о том, что экономика должна быть экономной – не для медицины. Результат подобной оптимизации налицо: поняли, что не туда попали, и теперь нужны миллиарды на ее восстановление. Никогда не соглашусь и с существующим подходом, когда из медицины создавали сферу услуг. Это, на взгляд большинства медиков, абсолютно неправильный подход. Врач не может работать по правилам парикмахера, повара или сапожника. Он должен служить, отдавать делу частицу своей души. Если он работает просто как ремесленник, это не врач – это технарь.

– Каким Вы видите дальнейшее развитие челнинского ПНД?

– Если раньше мы уделяли основное внимание лечению как таковому, то сейчас приоритет отдается эффективной реабилитации людей с психическими расстройствами. А именно восстановлению больных в их прежних навыках, правах, полноценной жизни. Мы этим всегда занимались, но интенсивно начали заниматься около десяти лет назад. Очень важная и медицинская, и социальная проблема, решение которой требует разработки и внедрения современных реабилитационных программ. Это и будет одним из главных векторов нашего развития.

 

В феврале главному врачу челнинского психоневрологического диспансера Исааку Беккеру исполняется 70 лет. Присоединяемся к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра и желаем Вам, уважаемый Исаак Михайлович, здоровья и такой же неиссякаемой энергии в служении главному делу своей жизни.

Беседовал Алексей ШИЛОБОДИН

На главную

Оставьте первый комментарий для "Исаак Беккер: «Врач должен служить»   "

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика