Была ипотека социальная, а стала кабальная

SONY DSC

Социальная ипотека в республике приказала долго жить. Сам термин по-прежнему в ходу, но суть соципотеки, задуманной как альтернатива классической, оказалась практически выхолощенной. Причем произошло это не при «непотопляемом» Талгате Абдуллине, возглавлявшем Государственный жилищный фонд при Президенте РТ более 20 лет, а при его преемнике Марате Зарипове, который до того руководил Госкомитетом РТ по тарифам.

Недолго радовались соципотечники-новоселы дома 11-5 в жилом комплексе «Салават Купере», заселившиеся в свои квартиры в начале февраля 2019 года. Сдать его должны были еще в 2015 году. Однако подрядчик ПСО «Казань» раз за разом срывал сроки ввода в эксплуатацию этого и других домов, которые здесь строил. Участники программы социальной ипотеки жаловались по этому поводу во все возможные инстанции, жили рядом со стройкой в палатках, штурмовали штаб-квартиру ГЖФ и стояли в пикетах у Дома Правительства РТ. 

В августе прошлого года дом передали другому подрядчику, в октябре президент республики Рустам Минниханов отправил в отставку главу фонда Талгата Абдуллина, назначив на его место Марата Зарипова. А в этом году дом 11-5 был все-таки сдан, и в субботу, 9 февраля, новоселы получили ключи. В понедельник, 11 февраля, первые из них пришли в дополнительный офис ГЖФ на улице Четаева заключать договоры займа, которые практиковались с 2012 года. По ним фонд за счет своего бюджета выкупает квартиру, после чего дает соципотечнику под 7% годовых заем в размере текущей стоимости жилья (за вычетом накопленных на его личном счету денег), а заемщик погашает долг равными долями в течение 15 — 25 лет.

Но заключить такой договор успели лишь единицы жильцов дома 11-5, поскольку на это у них было только два дня: понедельник и вторник. В среду в ГЖФ был неприемный день, а в четверг, 14 февраля, соципотечники обнаружили на двери допофиса следующее объявление:

С 13.02.2019 г. оформление договоров займа осуществляется только с целью вложения Материнского (семейного) капитала (наличие Сертификата при обращении обязательно).

Для остальных граждан выдача займов ГЖФ приостановлена (договоры займа не заключаются).

После того, как им отказали в займах, соципотечникам раздали графики платежей, из которых следовало, что цена одного квадратного метра будет расти каждый месяц на 7/12 или на 0,58%, что в годовом исчислении составляет почти 7,23%. Например, при сроке соципотеки в 25,5 года стоимость «квадрата» взлетит со стартовых 34 198 рублей до 201 577,6 рубля, а последний платеж за жилплощадь в 73 кв. м составит 48 172,7 рубля, тогда как первый – 8 538,09 рубля.

— Участницей программы социальной ипотеки я стала в 2013 году, — рассказала Резеда Ахмадуллина, получившая в доме 11-5 однокомнатную квартиру. – При этом мне пришлось оформить кредит в банке и занять денег у родственников, чтобы сделать первоначальный взнос в 420 тысяч рублей, который превышает 20% стоимости квартиры. Планировала после сдачи дома заключить с фондом договор займа, как это сделали все, кто получил в «Салават Купере» жилье до меня. А 14 февраля вдруг выяснилось, что ГЖФ решил прекратить эту практику. В предварительных протоколах у нас стояла цена 33 тысячи рублей за метр, потом нас вынудили согласиться на 34 тысячи, а теперь и вовсе выяснилось, что цена одного «квадрата» при расчетах с фондом будет увеличиваться каждый месяц на 200 с лишним рублей. При своей зарплате в 11 тысяч 280 рублей я вряд ли долго смогу платить за такую ипотеку.

По словам другой соципотечницы Елены Соколиковой, прочитав это объявление, она и еще почти два десятка новоселов дома 11-5, не являющихся обладателями маткапитала, попытались получить объяснения в офисе фонда на Четаева, но там руководства на месте не оказалось. Пришлось ехать в главный офис ГЖФ на Горького, где их уже ждал замглавы фонда Булат Гильманов.

— Он заявил, что заключение договоров займов не приостановлено, как сказано в объявлении, а прекращено совсем, — рассказала Соколикова. — Мы спросили, почему нам дали на их оформление всего два дня. «Это не связано конкретно с вашим домом, — ответил он.- Просто нам это финансово невыгодно». Выходит, что отныне все квартиры в домах, что будут сдаваться по программе соципотеки в будущем, станут предоставлять на новых сверхжестких условиях. По словам Гильманова, изначально схема с займами были придумана именно для обладателей маткапитала. Но ГЖФ почему-то целых 7 лет выдавал их всем подряд, а теперь вдруг решил, что впредь делать этого не стоит. Получается, что через 17 лет, когда я буду погашать соципотеку, цена метра для меня вырастет уже до 111 тысяч рублей. В результате за квартиру, которая сегодня стоит меньше 3 миллионов, нам придется заплатить больше 7 миллионов рублей. И это у них называется социальной ипотекой?!

У Алины Хазиевой, семья которой заехала в трехкомнатную квартиру в доме 11-5 10 февраля, тоже нет маткапитала, хотя у нее и двое детей. Когда родилась младшая дочь, которой сейчас исполнилось 13 лет, его еще не выдавали.

— Наша квартира находится на 16-м этаже, а лифт в подъезде не включали больше недели. Всю мебель таскали по лестнице, но откладывать новоселье больше не могли, поскольку сдать дом обещали давным-давно и с этого учебного года мы перевели дочь в здешнюю школу. Она с сентября ездила сюда из другого конца Казани, тратя на дорогу в оба конца по три часа, — рассказала Алина. – Мы выкупили всего 11 из 84,8 кв. м жилплощади, остались должны еще огромную сумму. Очень рассчитывали на этот заем, но почему-то их выдачу решили прекратить именно на нас. Кроме того, что теперь придется платить Госжилфонду бешеные деньги, органы опеки не дают разрешения на продажу моей комнаты в общежитии, требуя оформления именно договора займа.

Новый удар настиг соципотечников ровно через полтора месяца, когда Госжилфонд отказался заключать договора займа с тем, у кого материнский капитал есть.

— Как и в первом случае, нас просто поставили перед фактом, — посетовала Диана Шакирова, вместе с мужем и двумя детьми получившая трехкомнатную квартиру в том же доме 11-5, который теперь имеет официальный адрес ул. Арсланова, 12/2. — 27 февраля пришла в Пенсионный фонд, чтобы взять там справку о состоянии материнского капитала, необходимую для заключения договора займа. Мне сказали, что она будет готова только на следующий день, и наутро я собралась направиться туда, чтобы потом поехать в ГЖФ. Но как раз в этот момент я узнала, что завтра, 29 марта, вступает в силу федеральный закон, запрещающий Госжилфонду принимать от граждан материнский капитал для погашения долга по ипотеке, поскольку фонд «не контролируется Банком России». Фото такого объявления, повешенного на дверях допофиса ГЖФ на Четаева, разместили в нашей группе в соцсетях. Я позвонила в фонд и сказала, что если закон вступает в силу только на следующий день, то я имею право подать документы на заключение договора займа сегодня. Но мне ответили, что такое право у меня есть только теоретически, потому что за сутки маткапитал прийти со счета ПФР на счет ГЖФ не успеет. Насколько мне известно, только в нашем доме точно в таком же положении оказались как минимум 42 семьи.

По мнению Дианы, кабальные условия социальной ипотеки, которую им навязал Госжилфонд, фактически превращают ее в ипотеку коммерческую, причем в ухудшенном варианте. Ведь в случае с классической ипотекой, получатель кредита вправе выбирать, какую именно квартиру и в каком районе он хочет получить за свои деньги. А у соципотечников возможности что-то выбирать нет. Дали тебе «трешку» на выселках в «Салават Купере», и будь доволен. К слову сказать, сегодня в Казани как минимум три банка предлагают ипотеку по ставке от 9,1% и 9,99% годовых при оплате первоначального взноса в размере 15% стоимости квартиры.

— Если сложить все взносы, которые мы платили в кассу Госжилфонда с 2014 года, то мы с мужем вполне могли бы позволить себе коммерческую ипотеку, — уверена Диана. – Тем более что тогда бы получили квартиру сразу. В ГЖФ же нам обещали предоставить жилье через три года, а фактически дали его только через пять лет.

Примечательно, что в объявлении ГЖФ об отмене договоров займа для обладателей маткапитала, размещенном на его сайте 28 марта, говорится, что «Фондом прорабатывается иной механизм, позволяющий реализовать средства материнского капитала, о чем проинформируем вас дополнительно».

Удобный случай «проинформировать дополнительно» о том, какой именно иной механизм реализации маткапитала изобрели в Госжилфонде, представился спустя два месяца, когда в Государственном совете РТ прошел «круглый стол», посвященный проблемам участников социальной ипотеки в РТ. Но ничего внятного на нем не прозвучало. Причем, если прежний глава ГЖФ Талгат Абдуллин не имел обыкновения прятаться за спинами своих замов, то Марат Зарипов для встречи с народом в очередной раз отрядил Булата Гильманова.

— Для того чтобы выдавать займы, мы должны иметь лицензию Банка России. Такой лицензии у нас нет, — сообщил Гильманов, говоря о проблеме заключения договоров займа с обладателями маткапитала. Представитель отделения ПФР в РТ Гюльсина Сабирова добавила, что для получения лицензии ЦБ фонду необходимо изменение правового статуса. А председатель бюджетного комитета Госсовета РТ Марат Галеев, являющийся одним из разработчиков законопроекта о ГЖФ, подытожил сказанное двумя предыдущими ораторами:

— Пенсионный фонд, Госжилфонд сейчас пытаются найти, я это не скрою, законодательные лазейки, чтобы вернуть предоставление займа за счет материнского капитала. По моему мнению, возможности такие есть, но юридически это не так просто.

Судя по тому, что два месяца поиска «законодательных лазеек» оказались бесплодными, найти их в обозримом будущем вряд ли удастся, если вообще удастся. А значит, с учетом обязательной отработки в бюджетной сфере в течение 10 лет после получения жилья по программе соципотеки перед ее участниками маячит вполне реальная перспектива остаться без квартир, за которые в скором времени они не смогут платить. Ведь в отличие от цены первичного жилья зарплата бюджетников не растет со скоростью 7,23% в год.

Во время февральской встречи с соципотечниками руководство ГЖФ упирало на то, что согласно Гражданскому кодексу РФ у фонда, как и любого другого юрлица, есть право выдать заем. Но об обязанности это делать не написано ни в одном нормативно-правовом акте Татарстана. Это так, но фокус в том, что фонд сам взял на себя такие обязательства, выдав всем участникам программы социальной ипотеки официальные уведомления следующего содержания:

НО «Государственный жилищный фонд при Президенте РТ» уведомляет о намерении заключить договор целевого займа на погашение задолженности по договору №… при условии открытия банковского (текущего) счета категории «Займы ГЖФ» в ОАО «АК БАРС» банк со следующим участником договора… (ФИО).

Диане Шакировой такую бумагу вручили 23 сентября 2014 года, а Эльвире Садкиной из того же дома 11-5 29 декабря 2014 года.   

— Откровенно говоря, мы давно уже забыли, что когда-то получили эти уведомления, — призналась Садкина. – Но после того, как я в очередной раз пересмотрела все документы по соципотеке, оказалось, что такая бумаг у меня есть. А раз так, то значит, ГЖФ не имел права отказывать в заключении договора займа ни тем, у кого есть маткапитал, ни тем, у кого его нет. Тем более что наш дом должны были сдать еще в 2015 году, когда об отмене займов еще никто даже не заикался.

Известный казанский адвокат по гражданским делам Олег Стекольщиков считает, что соципотечникам, которым ГЖФ отказал в заключении договора займа, имеет смысл обратиться в суд, чтобы заставить фонд выполнить ранее взятые на себя обязательства.

— Люди могут оспорить новое соглашение под тем предлогом, что их обманули, что оно было кабальным или у них не было другого выхода. Если им это удастся, они могут потребовать от Госжилфонда исполнить договор на тех условиях, на которых он был заключен изначально. Не их вина в том, что фонд вместо добросовестного подрядчика выбрал ПСО «Казань». Лично я готов представлять их интересы в районном суде, — пообещал он.

Вадим СЕРГЕЕВ

На главную

Оставьте первый комментарий для "Была ипотека социальная, а стала кабальная"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика