Оцифрованное село

Переход на «интеллектуальное» сельское хозяйство в Татарстане идет полным ходом. Особенно активно включились в процесс в Сабинском, Актанышском, Лаишевском районах. В этом году «подтянутся» Высокогорский, Атнинский, Балтасинсий и Сабинский. Что это такое – «интеллектуальное» сельское хозяйство и что оно даст в итоге агропромышленному комплексу, рассказал заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Николай ТИТОВ.

— Николай Леонидович, в последнее время обсуждается тема новаций в области АПК. В частности, цифровизация. Что она дает аграриям, так ли важна и насколько сложно внедряется?

— Еще лет 10 тому назад, когда сам работал директором совхоза, мы понятия не имели о цифровых технологиях, пользовались рацией и радовались этой возможности. Но времена стремительно меняются, и сегодня цифровизация – уже необходимость и веление времени, она коснулась всего АПК как в Татарстане, так и во всей Российской Федерации. Взять любое направление – будь то переработка, производство животноводческой или растениеводческой продукции. Например, растениеводство: мы провели оцифровку всех полей республики. Что это дает? Полный контроль  процесса. Вот смотрите: сегодня есть острый дефицит специалистов — животноводов, агрономов, ветеринаров и так далее, где-то недостаточно ресурсов для роста зарплаты, стимулов для роста, все меньше патриотов в своей сфере, а объем деятельности растет. В холдингах нагрузка на одного агронома порой достигает до 20 тысяч гектаров. У нас десятки тысяч полей, ежегодно появляются какие-то новые виды вредителей, поля нужно защищать, в период вегетации агроном должен побывать на поле обязательно, чтобы посмотреть его состояние и фронт работ. Плюс знать севообороты, чтобы эффективно использовать землю и пашни… Много аспектов и нюансов. Вопрос: под силу ли физически одному человеку контролировать все?

— Абсолютно не реально!

— Все верно. Как можно процесс сделать более эффективным, чтобы земля продуктивно работала, получались хорошие всходы? Создать такую базу данных, в которой будет вся информация, что, когда и где сеяли, когда обрабатывали, какое поле и когда отдыхало. В таком случае любой специалист, который придет на работу в агрофирму, получает полную карту взаимодействия с землей.

Теперь о животноводстве. Здесь идут те же процессы. Мы доросли до роботов на производстве. Помните, в свое время колхоз «Золотой колос» был, в Апастово роботизированная ферма Рената Шайхулловича Губайдуллина? Туда приезжали учиться, смотрели, как все действует, как роботы доят и обеспечивают кормление коров, это была сенсация! Тогда не хватило понимания, что необходимо обеспечивать техническое обслуживание. Сейчас это осознали.

 Сегодня уже мало где для доения коров используется ручной труд, есть многочисленные аппараты — «елочка», «карусель», «параллель» и так далее, но и для их обслуживания не хватает операторов, приходит время роботов, и руководители хозяйств это понимают. Выбор таких роботов огромен. Мы изучали много компаний-поставщиков, многие из них были представлены на недавнем Дне поля в Казани. Настолько продуманные системы, что животные быстро привыкают к роботизированному режиму: настает время дойки, корова сама подходит к аппарату доения и робот ее обслуживает, после доения животное получает подкормку в необходимых пропорциях. Благодаря этой возможности, обслуживая высокоудойных коров, мы забыли про трехразовую дойку, она производится исходя из физиологического состояния животного. Если оно не готово, робот корову не примет. То же касается и сухостойной коровы.

Недавно смотрели в Усть-Каменогорске в Казахстане роботизированные фермы, они себя вполне оправдывают. И речь не только о доении и подкормке. В той же Мамадышской продкорпорации, у фаната своего дела Рифата Махмутовича Мутыгуллина, продвинутого руководителя, цифровизация внедрена во все виды работ. Это и GPS-датчики, навигаторы, в режиме онлайн действуют системы контроля топлива, управления стадом, кормления, рациона для дойных, для сухостойных коров, контроль состояния здоровья животных, необходимость прививок, все это регулируется и закладывается программой. То же касается вычисления и обработки бухгалтерских данных, ведется автоматическое начисление заработной платы. Вплоть до того, что каждый сотрудник может в конце смены в режиме онлайн увидеть, сколько он за эту смену заработал.

— А сами фермерские хозяйства открыты для цифровизации, нет ли здесь элемента «обязаловки»? Выгодно ли мелким хозяйствам?

— Разве можно сейчас кого-то заставить что-то делать? Тут принцип такой: насильно мил не будешь. Прежде всего, это экономика. Любой хозяйствующий субъект внедряет технологии, чтобы оптимизировать расходы, содержать хозяйство, вовремя оплатить налоги. Это не советские времена, когда давались четкие указания — «сегодня надо сеять пшеницу, завтра – рожь». Со своей стороны, мы стараемся нацеливать на эффективность производства, на высоко маржинальные культуры — кукурузное зерно, гречу, сами руководители ориентируются на требования рынка. Каждый из них сегодня старается максимально автоматизировать процесс, сократить численность рабочих, но притом повысить заработную плату за счет эффективности. Каждый робот обслуживает в пределах от 60 до 70 коров, вот и смотрите, и думайте, насколько выгодно или нет. Допустим, 120 дойных коров –  всего два робота и полная организация процесса. Конечно, сроки окупаемости у современного оборудования небыстрые, но с каждым годом стоимость роботов снижается. Хоть это и импортные разработки. Возможно, для мелких хозяйств накладно. Но и они по мере возможностей используют современные технологии. Фиксируют свои показатели в сотовых телефонах, на айпадах, а это тоже своего рода цифровизация.

— Как я поняла, цифровизация и роботизация – основной тренд в АПК?

— Так и есть, XXI век. 21 марта этого года новый министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Николаевич Патрушев проводил совещание по ПФО и четко обозначил две позиции: цифровизация АПК и экспорт продукции. Экспорт в животноводстве – отдельная тема. Мы говорим о том, что все продукты питания должны иметь свою историю. Допустим, продукция из крупнорогатого скота, когда лежит на полке магазина, должна содержать полную информацию о том, откуда мясо, в каком хозяйстве выращивалось, когда был произведен убой, чтобы с помощью сканера все это потребителю выдавалось. В Европе давно так, и мы к этому придем. Первые попытки уже есть. Пробовали обкатать эту технологию на примере хозяйства Шайхуллиных в Высокогорском районе Татарстана. Процесс непростой, поскольку молоко идет сборное, с разных хозяйств. Если же с одного, то все вполне осуществимо относительно сыров, творога, кисломолочных продуктов.

— Наиболее прогрессивные в плане новых технологий хозяйства в РТ?

— В республике на данный момент организован 121 доильный зал с автоматизацией процесса и под контролем оператора машинного доения, работает 35 роботов-дояров (каждый обслуживает 60-70 коров), полностью автономных, без участия человеческого труда. Много успешных примеров. В Сабах скоро откроется роботизированный комплекс. Активно занимается внедрением «Ак Барс Холдинг», «Агросила», холдинги Атнинского района, система «Август», хозяйство Мутыгуллина Рифата Махмудовича. В Бугульме, Кукморе. Интересное направление – беспилотное вождение сельскохозяйственной техники.

— Это как? Без водителя?

— Совершенно точно. Трактору задается программа работы на поле, и он сам трудится, водитель номинально есть, но он просто контролирует процесс. По тому же аналогу ездит в Иннополисе такси без водителя: видео-датчики, фото-фиксация… Пока мы воспринимаем все это как фантастику. Но возьмите продвинутые страны, Японию, Корею, с их технологиями, умными пылесосами, квартирами, холодильниками. Многое у нас уже тоже есть, и это реальность.

— Все происходящее повысит продовольственную безопасность страны в целом?

— Абсолютно так. Здесь работают элементарные принципы экономики. Но важно, чтобы всем этим занимались люди, душой болеющие за свое дело, руководители и надежная команда, тогда будет результат.

— А поддержка со стороны государства будет?

— Сложно создать какую-то унифицированную систему. Один занимается ягодами, другой — капустой, третий – яблоками. У каждого направления — своя технология, подход, регламенты. Но в целом, в республике такая поддержка оказывается. Есть соответствующее постановление Кабмина Республики Татарстан, у нас вообще уникальный регион, работает 39 программ субсидирования в сельском хозяйстве. Нигде такого нет. Недавно приняли решение о строительстве и субсидировании нового коровника на 400 голов с условием  40% возмещения стоимости роботов. Так что процесс идет, и те, кто стремятся что-то улучшить в деятельности, найдут решение.

Оксана БИРЮКОВА

На главную

Оставьте первый комментарий для "Оцифрованное село"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика